Своих не бросаем
Своих не бросаем
г. Москва
пер. Большой Знаменский, д. 8, стр. 1
Пн-Пт с 09.00 до 18.00
(Сб-Вс выходной)
Наши герои

Лариса Ивановна, Мать русских солдат

Днём 31 мая в отделении «ОМР-1» 2-го филиала Центрального военного клинического госпиталя имени А.А.Вишневского на Левобережной, д.11, я подошёл к 119-й палате и постучал…

--Входите, - послышался тихий женский голос.

В светлой просторной комнате стояли две кровати. На одной, ближе ко входу, лежал раненый боец с очень бледным лицом, на вид лет 30-35. Женщина средних лет, коротко стриженая, в халате, сидела у окна. Я подошёл сначала к больному и, представившись, поздоровался, пожав его слабую руку. Левая нога и левая рука у раненого были полностью ампутированы.


--Юрий, - поприветствовал меня мужественный парень, пытаясь подтянуться и присесть. Было видно, что движения причиняют ему боль и неудобство. «Кремень. Вот судьба, - подумалось мне – не раскисает, взгляд прямой, стойко переносит немыслимые страдания и боль». Чуть позже, приглядевшись, я заметил в его глазах слёзы.


Лариса Ивановна, мама раненого солдата, пригласила меня разместиться вместе с ней возле окна. Я пришёл, чтобы взять у неё короткое интервью для подготовки заявки на создание фильма, о чём меня попросил Сергей Константинович Забегаев из Фонда

«Своих не бросаем». Лариса Ивановна, отвечая на мои вопросы, стала рассказывать о своей семье, о ранении Юры. Говорила она тихо и спокойно, что живут они в деревне Покровке Фёдоровского района, в Башкортостане. Судьба складывалась так, что с 7 класса её воспитывала бабушка. После средней школы в 17 лет Лариса Ивановна вышла замуж. Работала в колхозе на прополке свеклы, на зерновом току и дояркой. Жили, мягко говоря, небогато. Зато Господь восемь раз подарил ей счастье стать матерью. Про всех детей и внуков (у Ларисы Ивановны их пятеро) - с нежностью и любовью… Про Юру рассказала, что родился он в 1988 году. После школы, отслужив срочную службу, в конце 2007 года подписал контракт и уехал в Кострому, где располагалась его дивизия ВДВ.

«Бесстрашный десантник – «Никто, кроме нас! Орёл - Юра-то!» – пытался я ухватить главные моменты их семейной биографии и делал записи у себя в блокноте... Про Юрия стало известно, что он давно женат и у него трое замечательных деток. Дочкам – 10 и 11 лет, а младшему сынишке – 1,7 года.


Лариса Ивановна 6 лет в разводе, старшие дети уже взрослые, у многих свои семьи, поэтому сейчас дома остались трое младших детей, пока она здесь в госпитале с Юрой, к которому она приехала 22 марта, после известия о страшном ранении. С тех пор мама с сыном перемещаются по госпиталям. Лариса Ивановна помогает принимать все реабилитационные процедуры и ночует с ним в одной палате, рядышком. Такая вот материнская доля… Я заметил, что в уголке около окна на тумбочке стоят маленькие иконки и лежит Евангелие.


--Батюшка приходил. Поддерживает, - тихо сказала Лариса Ивановна и заплакала… –Ведь у меня ещё один сын Слава пропал без вести. 21 год всего ему...

Она рассказывала, а слёзы текли по щекам, и Лариса Ивановна вытирала их платочком. Выяснилось, что Слава после 9 класса поступил в автодорожный колледж в Костроме, находясь под приглядом старшего брата. Закончив учёбу в 2020 году, он пошёл на срочную службу. На следующий год подписал контракт с Министерством обороны.


Служил в Ельне, в составе 59 танкового полка. В феврале этого года вместе со своей частью Вячеслав, ефрейтор, участвовал в учениях на юге Белгородской области. После начала специальной военной операции полк перебросили в ЛНР. С 21 апреля Слава считается пропавшим без вести. Мать в поисках сына ездила в воинскую часть, разговаривала с начальством. Точной информации никто так и не дал. Есть надежда, что он, возможно, находится в украинском плену.


-- Сергей Константинович посоветовал мне съездить в Успенский Храм в Смоленске, вот я и ездила… Молилась, записочки писала... Организация «Отцы России» очень помогла с гостиницей и с транспортом. – У Ларисы Ивановны всё текли слёзы. Оказалось, что два деда по её материнской линии: Лобановы Иван Иванович и Николай Иванович воевали в Великую Отечественную. Один пропал без вести в Белгородской области, другой вернулся с фронта без ноги…


Юрий провожает Вячеслава в армию

Вячеслав Тулаев

Лариса Ивановна в Смоленске

Семья Юрия

В госпитале

Разговорились и с Юрой. Говорил он несколько замедленно: ранение оказалось крайне тяжёлым, и помимо всего он перенёс инсульт с частичным параличом правой стороны тела. Несломленный воин рассказал мне, что служил в звании сержанта командиром машины десанта 2С9 «НОНА». С 15 февраля его войсковое соединение было уже на границе с Украиной, после начала спецоперации «заходили через Чернобыль». Экипаж состоял из четырёх человек. Наводчик был ранен в руку и попал в госпиталь. Двое других боевых товарищей Юрия до сих пор воюют. 15 марта в боях под Киевом в его окоп прилетел снаряд, причинив страшные увечья, но он выжил и выстоял. Я спросил у него про настрой мирных жителей там, под Киевом. Юра ответил: «Мало кто был против нас… В основном поддерживали». Особенно ценно – получить такую информацию от непосредственного участника боевых действий.


По дороге домой я всё думал об этой дружной семье, о Ларисе Ивановне, матери-героине, на долю которой выпали эти тяжёлые испытания. Очень переживал за Юру, хотелось, чтобы он выздоровел поскорее и вернулся к своей любящей семье, чтобы поднимать троих своих деток. Искренне надеялся и желал, чтобы Слава остался живым… Ведь бывает такое - попал в плен, и долго не было вестей…

Таких любящих солдатских матерей как Лариса Ивановна – многие тысячи в нашей необъятной стране. Большинство из них никогда не думали об отдыхе за границей

– не могли себе этого позволить. Всю жизнь работали ради своих мальчишек, чтобы их выкормить, воспитать и «поставить на крыло». Детский садик, школа, а после и срочная служба в рядах вооружённых сил России – должны же настоящие мужчины Родину защищать. Сыны крепнут, набираются военного и жизненного опыта. Многие, свыкнувшись с солдатскими буднями, связывают свои жизни с армией – подписывают контракты или поступают в военные училища. Сколько должно быть терпения и любви у материнского сердца, чтобы ждать и переживать за своих сыновей, защитников? Я уже не говорю о том, что творится в душе при ранениях своих детей, а при самом страшном – даже представить трудно. Боль, горе, страдания… А как пережить получение короткой информации: «Ваш сын пропал без вести»? Хвататься за любую надежду, искать, спрашивать, звонить, молиться каждый день – лишь бы остался жив… Солдатские матери воюют вместе со своими сыновьями, несут их на крыльях, закрывают собой в страшных сражениях… Иногда удаётся закрыть, а иногда не успевают.  Молятся за своих, за чужих:

«Все - родненькие, все сынки наши». На их молитвах во многом и держится наша Русь. В годины лихие – а нынешние времена вполне могут считаться таковыми - многие сердобольные люди плачут, пропуская через свои души общую боль потерь. Но и сила великая просыпается в нашем народе, какая-то энергия единения, когда мы все начинаем больше думать об общественном, народном, о родной земле, о героях нашего Отечества, солдатах, офицерах, кому выпала честь мужественно защищать свою любимую Родину… Они там, «на передке» за всех нас принимают бой с неприятелем, грудью встают на защиту большого русского мира.


05 июня Юре наконец-то вручили высокую награду Отечества – орден Мужества. Перечислили все положенные выплаты от государства. К больному приезжала жена, но деток пока не пускают – не положено. Через несколько дней должны привезти комплекты протезов. Фонд «Своих не бросаем» помог в приобретении отличной коляски, на которой мама вывозит Юру гулять... Да отважный десантник и сам уже ей управляет – научился пользоваться удобным джойстиком.


Радость, как часто бывает в жизни, ходит рядом с бедою… 16 июня пришла трагическая весть – Славу опознали среди погибших. Надежда оборвалась. Ещё одна душа бойца, защитника, солдата перейдёт вскоре в верхний мир святого русского воинства… Вечная память Вячеславу Тулаеву, отдавшему жизнь за наше Отечество! Лариса Ивановна полетела в Башкортостан на похороны сына. Юру не пустили врачи… Слава посмертно был награждён орденом Мужества и орденом Шаймуратова. Все ушедшие наши боевые товарищи для нас остаются живыми… Они вернутся. Мы пройдём ещё с ними в Бессмертном полку, чтобы на Западе содрогнулись и испугались нашей духовной мощи, испепеляющей неонацистов, последователей фашистов Вермахта, недобитых тогда, в 1945-м, Красной Армией. Русским солдатам вверено многое… «Мы ещё ответим за всех наших сыновей!»


История повторяется. Даже если брать одну только семью Тулаевых, как же похожи оказались судьбы Юры и Славы с военными судьбами их родных прадедов, воевавших 80 лет назад против фашистов… Такова наша доля – защищать мир от нацистской нечисти. Видимо, Господь так управляет…


Война – дело нешуточное, взрослое. Здесь всё по-настоящему. И умирают наши воины взаправду. Мы всё не верили: «Война с Украиной? Да не может этого быть!» А вот может! Потому как сволочи-русофобы давно запланировали, что надо столкнуть лбами братьев-славян. С 90-х годов им удалось взрастить целое поколение украинцев, которым чужда русская культура, наши главные ценности, у которых стёрта память о Великой Отечественной войне. Эти оболганные люди, ставшие орудием мультимиллиардеров с Запада, готовы «резать русню», уничтожая и запрещая всё русское. Видеть, как славяне убивают друг друга – для этих извергов из НАТО, исповедующих идеологию Бжезинского и Сороса, а по большому счёту, и Геббельса с Розенбергом - кажется, самое лучшее зрелище на земле. Они за это готовы платить любую цену, даже повергать в холод и нужду своих соотечественников. Для них это театр такой. Кровавый. Из века в век с завидной регулярностью России приходилось сталкиваться с нападением иностранных захватчиков. Не даёт Русь им покоя. Теперь вот американцы, британцы и их вассалы из НАТО зашли к нам на малоросские и новоросские земли испытать свой шанс.


«Ну-ну, господа хорошие! Как бы не обделались!» - можем мы твёрдо сказать им, прямо глядя в их недобрые, бесцветные очи, - Мы вдруг прозрели и начали действовать. Разбудили вы русского медведя!»





Создание биолабораторий на постсоветском пространстве, эксперименты со смертельными вирусами, обнуление общепринятых нравственных ценностей, геноцид мирного населения Донбасса – дьявольские козни, издевательство над человеческой природой, примеры антигуманизма. Всё это заслуживает, на мой взгляд, осуждения на мировом трибунале самого высокого уровня. К этому и будем стремиться.

Идейных неонацистов из батальонов «Азов» и «Айдар» и иже с ними придётся денацифицировать по законам Донецкой и Луганской народных республик. Сомневающихся, оболганных братьев-украинцев, у кого нет испепеляющей ненависти к нам, надо вытаскивать, спасать, переучивать, опять пробовать погружать в русскую литературу, в мир добра и взаимопомощи, надо восстанавливать все разрушенные памятники героям Отечества, отстраивать разбомбленные города. Это крест, который двум частям одного народа теперь надо вынести. Во спасение!




Настал момент истины. Противостояние! Сдюжим – не впервой: освобождать мир от нацистов! Вот только опять ценой тысяч жизней наших российских воинов. Снова плачет по ним Родина-Мать вместе со всеми солдатскими матерями… И в наши дни по всем павшим звонят колокола русских церквей…


НАЗАД